Коронавирус может поразить российский автобизнес

Эксперты полагают – последствия вспышки коронавируса могут оказать довольно негативное влияние на мировую экономику. Как это влияние проявит себя в автомобильной промышленности и смежных отраслях? В ходе конференции ForAuto2020, организованной АА «Автостат», прозвучали такие цифры.

Коронавирус может поразить российский автобизнес

Те, кто уже интересовался проблематикой наверняка из разных источников – всезнающей «Википедии», жгущих глаголом российских государственных СМИ и прочих всевидящих медиа выяснили, что провинция Хубэй с населением, между прочим, более 58 млн человек, из которых свыше 12 млн проживают в Ухане – столице-не столице, но именно тут расположились органы власти – является одним из самых автопромышленных регионов КНР. Ее фирменным автобрендом можно без преувеличения назвать Dong Feng Motors – безусловного патриарха автопрома Поднебесной, но, несомненно, не DFM-ом единым живет труженица Хубэй.

По словам независимого эксперта Сергея Бургазлиева примерно 9% общего объема производства автомобилей и около 13-15% производства комплектующих родом из Хубэя. А в целом из Китая в разные страны поступает комплектующих, запасных частей и аксессуаров просто на какие-то трудновообразимые суммы. Лишь за январь-ноябрь 2019 г. и лишь в США было их было отправлено на, только вдумайтесь, – 8,8 млрд долларов тех же самых США. Но еще есть и Япония получившая всевозможных автопригодных изделий на 2,9 млрд долл., и Мексика с 1,9 млрд долл., и, естественно, Германия (1,5 млрд долл.) с Южной Кореей (1,2 млрд долл. – корейцы все-таки больше привыкли собственными ручками мастерить). А уж тех кто недобирает до миллиарда, остановившись на пороге 0,9 млрд долл. вообще пруд-пруди. Тут и наша самоопределяющаяся, да все никак не самоопределившаяся матушка Русь, и Канада, и Таиланд. Чуть меньше ушло в «брекситнутую» Великобританию (0,7 млрд долл.), Индию (0,7 млрд долл.), Бразилию (0,6 млрд долл.) и Францию (0,6 млрд долл.).

Кто же все эти герои, отгружающие и отгружающие мировому автопрому миллиарды за миллиардами материальных высокотехнологичных ценностей?

Это такие компании, как Valeo (не путать со сливочным маслом, у этих климатические системы, радиаторы, стеклоочистители, замки, оптика); MAHLE (системы фильтрации, системы отопления и кондиционирования); GKN (валы, шрусы, шестерни, дифференциалы и компоненты муфт); Cummins (сами знаете что); Lear (сиденья, компоненты электрооборудования); Faurecia (сиденья, элементы интерьера); Kautex (элементы топливных систем, омыватели, катализаторы и компоненты к ним); Yorozu (подрамники, модули подвески в сборе, рычаги подвески); Hutchinson (приводные ремни, уплотнители, части ТНВД) и многие-многие другие компании более или менее известные в профессиональных кругах с большим или опять же меньшим вкладом в общее китайское дело.

Коронавирус может поразить российский автобизнес

Если производство на заводах этих фирм будет остановлено, а оно может быть остановлено и вполне возможно уже остановлено – о чем вы так же могли узнать из с ног сшибающих ежедневных новостей – то давно и эффективно налаженная цепочка поставок, схематику которой воспроизвести не хватит и десятка исписанных убористым почерком страниц (да оно, по большому счету, нам и не надо) довольно быстро рухнет. Сложится как карточный домик, и восстановить ее обратно будет не так уж и просто. Ну, то есть с чисто технологической точки зрения наверно и не так чтоб уж совсем невозможно сложно, но это явно произойдет не за один день, поскольку за один день даже под брюхом КНР расположенной Южной Корее детали не отвезти. А если разговор идет о заокеанских США, о европейских странах…

И, в общем-то, даже о России, где все основное автопроизводство сосредоточено с другой стороны Уральских гор. Логистика – наука тонкая. Телепортов пока не изобрели, а таскать комплектующие самолетами даже для премиальных лимузинов дороговато.

Поэтому вслед за заводами компонентов могут встать заводы автопроизводителей.

Что это значит для России? Сергей приводит такие данные. Пока еще родной, но уже не совсем отечественный КАМАЗ в КНР закупает более 100 номенклатурных позиций, на которые приходится 35-40% общего объема машинокомплекта в количественном выражении. Это турбины, карданные валы и крестовины, шатуны, распределительные валы, стартеры, генераторы, гидроусилители рулевого управления, части электрооборудования.

УАЗ зависим в этом смысле чуть меньше. У него около 45 номенклатурных позиций, что составляет где-то 30-32% опять же общего объема машинокомплекта в количественном выражении. Это КПП, компоненты электроники, компоненты электрооборудования, мультимедиа, тормозные диски.

В итоге Сергей прогнозирует (как вариант)  >15% снижение импорта запасных частей и комплектующих (февраль, март); >6% повышение цен на запчасти на вторичном рынке в апреле-мае; >11% снижение импорта комплектующих для машинокомплектов в РФ.

Перспектива не очень радостная, но на нее можно взглянуть и с другой – куда более позитивной – стороны. Что собственно и сделал Денис Петрунин, генеральный директор компании АвтоСпецЦентр. По его мнению, перебои с поставками новых автомобилей, позволят российским дилерам ощутимо подчистить склады и избавиться от их сильного давления. По некоторым маркам, в соответствии с требованием импортера, складской запас должен составлять минимум 3 месяца, а фактически он куда больше. Как вы понимаете такая ноша весьма и весьма весома.

Но не исключено, что после того как накал страстей поуляжется и производства в Китае вновь заработают в полную силу, для компенсации отсрочек и выполнения плана все машины свалятся на дилеров в один день и этим днем будет 31 января. Хороший такой, подарочек к празднику…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *